?

Log in

relax2
Мне, в общем, наплевать на геополитику. Я даже допускаю, что у тех, кто пришел в Украину с оружием в руках, есть какая-то своя неведомая мне правда. Мне просто нравится отдыхать в Крыму. Нравится эта смесь языков и стилей жизни.

Там сегодня есть место и для почти бомжа, и для человека со сложными запросами к комфорту. Там никогда на моих глазах не ссорились на национальной почве. Кстати, моя мама отдыхала в Судаке, когда по российским каналам говорили о каких-то якобы волнениях крымских татар. И очень удивлялась моим тревожным звонкам: на месте этих волнений не наблюдалось.

И вот эту дружбу народов на почве пляжа граждане Украины уже устроить умеют, как мало кто в бывшем Союзе.  Тоже не за два дня научились, но уже умеют. А любые новые лица во главе Крыма - нет. Значит, если нападение на Крым не захлебнется в самом начале, в ближайшие годы отдыхать в Крыму будет нельзя.

Я думаю, желающие отдыхать в Крыму - это тоже приличная часть постсоветского населения, в том числе и в России. Так что если мы это свое желание последовательно  обнародуем, хуже не будет. Но, может, лишит части уверенности тех, кто хочет "навести порядок" разрушительными методами.

В общем, предлагаю делиться картинкой и рисовать другие на ту же тему. Про Крым, про "Киевский" торт, про катание на лыжах в Карпатах. О тех простых житейских интересах которые связывают нас с мирной Украиной.

Начало.
Продолжение1.
Продолжение 2.
Продолжение 3.
Продолжение 4.
Продолжение 5.
Картина семнадцатая

Елизавета Александровна и Петр Иванович пишут друг другу письма. Они делают это одновременно, каждый у себя в комнате, и неизвестно, кто получит письмо первым.

ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСАНДРОВНА.

Дорогой Петр!
Извини, я не сказала тебе об этом лично при последней встрече. Честно сказать, смутилась, я ведь тоже человек. Я поняла, что больше не могу тебя консультировать. Если хочешь, могу сама поговорить с Игорем или Татьяной, они, думаю, с удовольствием тебя у меня заберут.
Дело, конечно, не в тебе, а во мне. Ты же знаешь, что смешивать нашу работу и личную жизнь нельзя, что в большинстве случаев источники этого смешения иллюзорны. Но бывает, сам не можешь рассмотреть, в чем иллюзия, и тогда это общение как-то чересчур захватывает. А настроение должно быть ровным, ради этого мы, по большому счету так упорно и работаем над собой. Ну вот, у меня по поводу тебя оно вдруг стало каким-то неровным. И, следовательно, общение с тобой как с клиентом для меня становится невозможным. Зато я чуть-чуть надеюсь, что со временем станет возможным общение просто как с человеком. Ты же предлагал когда-то, а я тогда искренне верила, что отказалась наотрез.

ПЕТР ИВАНОВИЧ.
Дорогая Елизавета Александровна!
Пишу тебе не как коучу или супервизору, а просто как человеку, женщине, которой я восхищался, перед которой благоговел. Теперь я уезжаю – прощай же и не поминай лихом. Хочу верить, что и ты видела во мне не только объект научных изысканий.
Рука моя дрожит, сжимая перо, и рыданья, как будто, сейчас вырвутся из груди. Я всегда знал, что мужчины не плачут, но теперь меня никто не видит, так что можно дать волю чувствам. Мне очень не хочется оставлять здесь все, что занимало мою жизнь, и в первую очередь тебя и нашу группу. Но и оставаться здесь я более не могу.
Я уезжаю к морю, и пробуду там неопределенное время. Я уже продал завод, квартиру пока сдаю на год. Консультации тоже оставляю – может, Василий будет для тебя лучшим последователем.

Read more...Collapse )
Начало.
Продолжение1.
Продолжение 2.
Продолжение 3.
Продолжение 4.

Картина пятнадцатая

Прошел еще год. Петр Иванович сидит в кресле в своем кабинете, входит Александр, молча садится напротив. Пауза.

ПЕТР ИВАНОВИЧ. С чем пришел?
АЛЕКСАНДР. Сам не знаю. Чувствую, что участия и сейчас не найду, но вы не отказываетесь меня слушать, и что-то требует от меня говорить вам о моих терзаниях.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Ну так говори.
АЛЕКСАНДР. Я имел друга, которого не видал несколько лет, но для которого у меня всегда оставался уголок в сердце. Дня три назад иду по улице и вдруг вижу его.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Подожди. Василий, нужна твоя помощь…

Входит Василий.

ПЕТР ИВАНОВИЧ. Давай, попробуем пофантазировать на тему встречи старых друзей, а то у Александра новая душевная драма.
АЛЕКСАНДР. Опять будете меня передразнивать?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Нет, попробуем по-другому. Как будто Вася – и есть твой друг детства. Рассказывай дальше.
АЛЕКСАНДР. Я протянул ему руку и не мог от радости сказать ни слова: дух захватило. Он пожал руку и сказал: "Здравствуй, Адуев!" - таким голосом, как будто мы вчера только с ним расстались.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Вася, давай.
ВАСИЛИЙ. Здравствуй, Адуев.
АЛЕКСАНДР. Удивился, что мы до сих пор не встретились, спросил, что я делаю, где работаю, уведомил, что доволен своей судьбой…... потом сказал, что ему некогда, что он торопится в гости … после долгой разлуки с другом юности, он не мог отложить обеда...
ВАСИЛИЙ. Извини, Адуев, я спешу, обещал быть к двум. Меня не поймут. А ты, знаешь что, приходи ко мне вечером…. Да, я так бы и сказал, что же - мне ради нашей встречи рвать все отношения?
АЛЕКСАНДР. Да, в обществе приличия важнее дружбы, я с этим смирился. И действительно он позвал меня к себе на другой день - и исчез. "Так и быть, думаю, пойду". И что же? У него было несколько приятелей. Весь вечер он то старался заставить смотреть меня какой-то дурацкий боевик, то напоить водкой.
Наконец, я сам потребовал его внимания. Тут он вдруг будто ожил и засыпал меня вопросами: "Что с тобой? У тебя какие-то проблемы? Не могу ли я быть тебе полезным?" Я покачал головой и сказал ему, что я хотел говорить с ним не о делах, а о том, что ближе к сердцу. Он, представьте, даже не дал мне договорить. Потом я заговорил о моей любви, о мучениях, о душевной пустоте... И вдруг он разразился хохотом!
ВАСИЛИЙ (добродушно смеется). А ты, Адуев, все такой же мечтатель!
АЛЕКСАНДР. Я убежал от этого чудовища.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Тебе кажется, он поступил с тобой как-то коварно? Скажи ему об этом.
АЛЕКСАНДР. Кому? Его здесь нет.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Вася за него, все люди одинаковы.
АЛЕКСАНДР. Это какая-то странная комедия, но ладно, раз вы просите… Поспелов, ты ли это?! С тобой ли мы говорили о том, что друг ради друга готов пожертвовать всем. А я ведь не прошу никакой жертвы, просто сбросить на минуту эту маску туповатого позитива и разделить мою печаль. Зачем ты отталкиваешь меня?
ВАСИЛИЙ. Если честно…Я просто не знаю, что тебе ответить. Я не умею замещать душевную пустоту. Вот и защищаюсь. Но я ведь готов помочь тебе делом, даже денег одолжить. Ты не примешь это как доказательство нашей дружбы?
АЛЕКСАНДР. Верно, он предлагал деньги. А я готов отдать все деньги за одно приветливое слово друга.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Да, коварство! Заметил на лице друга кислую мину и давай расспрашивать о его трудностях - какое гнусное любопытство! Да еще - верх коварства - осмелился предлагать свои услуги, помощь, деньги! И никаких искренних излияний! Ужасно, ужасно!
АЛЕКСАНДР. Смейтесь, вы правы, а виноват я один.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. А вот скажи, на кого похож твой друг своим коварным поведением?
АЛЕКСАНДР. На вас. Причем очень сильно. Я потому и пришел – узнать, как такими становятся.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. А я на кого похож?
АЛЕКСАНДР. На дядю Петю. Крутого такого, всезнающего. Поспелов раньше был другим.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Так у тебя все-таки был дядя? Или дядей ты теперь называешь своего друга? Или я теперь чудесным образом превратился в твоего Поспелова, и ты можешь расспросить у меня о его жизни? Что-то я совсем запутался.
Read more...Collapse )
Начало.
Продолжение1.
Продолжение 2.
Продолжение 3.
Картина двенадцатая

Миновала неделя. В кабинет Петра Ивановича вбегает Александр со зверским выражением лица.

ПЕТР ИВАНОВИЧ. Что сейчас точно не надо делать - это драться.
АЛЕКСАНДР. Откуда вы опять знаете?
ПЕТР ИВАНОВИЧ.У тебя же на лбу написано большими буквами: Саша хочет убить соперника.
АЛЕКСАНДР. А я думал, устранять конкурентов вам нравится больше, чем любить.
ПЕТР ИВАНОВИЧ (смеется). Так я еще и на мафиози похож, не только на дядюшку? Вот скажи, на кого особенно сердит: на него или на нее... как ее... Анюта, что ли?
АЛЕКСАНДР. Я его ненавижу, ее презираю. Подумать только, мы же с ним почти подружились!
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Положим, этот парень и станет защищаться, начнется настоящая драка. Так ты же и выйдешь со сломанным носом, если не больше. Ты же, прости меня, не атлет.
АЛЕКСАНДР. Бог на стороне справедливости. Иногда побеждают и слабейшие. И…я хотел просить у вас телефон тренера по рукопашному бою. Вы говорили, знаете хорошего.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Ну, предположим, бог тебе поможет, и нос обидчику сломаешь ты. А лучше руки-ноги и шею. Разве ты этим вернешь любовь красавицы? Нет, она тебя возненавидит. А ты сядешь в тюрьму, ведь ты инициатор драки.
АЛЕКСАНДР. Телефон не дадите?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Даже и не надейся. У меня и тренеров-то на примете нет.
АЛЕКСАНДР. Вы же сами мне как-то рассказывали – ваш товарищ однажды убил конкурента и даже не отвечал. Оформил как необходимую оборону.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Я думал, ты знаешь, что такое терапевтическая метафора. Или хотя бы догадываешься.
АЛЕКСАНДР. Нет, не знаю.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. История, реальная или вымышленная, которую рассказывают клиенту, чтобы яснее представить какую-то ситуацию. Можно сказать, художественное произведение.
АЛЕКСАНДР. Так вы все сочинили.
ПЕТР ИВАНОВИЧ (разводит руками). Я законопослушный человек. И тебе того же советую.
АЛЕКСАНДР. Но что же мне делать?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Ничего! Оставить дело так: оно уж испорчено.
АЛЕКСАНДР. Вы не знаете моих мучений! У вас каменное сердце, вы останетесь спокойны, даже если весь мир обрушится. А мне тюрьма теперь милее свободы.
АЛЕКСАНДР. Полно дичь пороть, Александр! Мало ли на свете таких, как твоя - Марья или Софья, что ли, как ее?
АЛЕКСАНДР. Ее зовут Надеждой.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Надежда? А какая же Софья?
АЛЕКСАНДР. Софья... это в деревне.
Read more...Collapse )
Начало.
Продолжение1.
Продолжение 2.

Картина девятая

На следующий день, в кабинете Петра Ивановича. Входит Александр.

АЛЕКСАНДР. Извините, я без записи. Можете меня сейчас выслушать?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Как ее зовут?
АЛЕКСАНДР. Кого? Вы посылали за мной следить?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Конечно, нанял частного детектива! Вид у тебя особенно глупый, вот и видно – влюбился.
АЛЕКСАНДР. Да, и я счастлив!
ПЕТР ИВАНОВИЧ. В ту самую маленькую брюнетку? С бородавкой у носа?
АЛЕКСАНДР. Какая бородавка, дядя Петя, вы все путаете! Это у ее матери бородавка.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Варенька?
АЛЕКСАНДР. Наденька!
ПЕТР ИВАНОВИЧ. У меня есть пятнадцать минут. Рассказывай. Не думаю, что я узнаю что-то новое.
АЛЕКСАНДР. Так просто такие вещи не рассказываются.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Хорошо, тогда я сам тебе все расскажу. Нет, лучше даже покажу, вместе с Васей. Василий, подыграй мне, пожалуйста.

Входит Василий.

ПЕТР ИВАНОВИЧ. Давай покажем молодому человеку объяснение влюбленных. Только подтверди, что мы не обсуждали его похождения, и ты даже не знаешь, как зовут его любимую.
ВАСИЛИЙ. Нет, не знаю.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Ты за Наденьку, я за Александра, мы гуляем в саду.
ВАСИЛИЙ. Понял.
АЛЕКСАНДР. Ну откуда вы знаете!
ВАСИЛИЙ. В саду так в саду. Пусть это будет яблоневый сад. В этом году яблони зацвели как-то странно рано. И цветки такие большие.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Да…И розовые…Они должны быть белые – а сейчас розовые… Маменька говорила, в такой год случается много свадеб.Read more...Collapse )
Начало.
Продолжение1.

Картина шестая

Через неделю в кабинете Петра Ивановича. В креслах – Петр Иванович и Александр. У Александра в руках папка.

АЛЕКСАНДР. Петр Иванович, я хотел вас спросить: давно ли вы читали Пушкина?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. На той неделе, кажется. Перечитывал Медного всадника. Сегодня ты дашь мне денег, чтобы узнать мои литературные вкусы?
АЛЕКСАНДР. Я просто спросил.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Я люблю приятный досуг, который дает искусство. Вчера был в театре.
АЛЕКСАНДР. Как бы я хотел пойти с вами!
ПЕТР ИВАНОВИЧ. И сел бы мне на колени? Купи билет – и иди.
АЛЕКСАНДР. Я давно хотел вам показать... стихи: вы однажды интересовались...
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Что-то не помню…ты пока не Пушкин…
АЛЕКСАНДР. Я думаю, что служба - занятие сухое, в котором не участвует душа, а душа жаждет выразиться, поделиться с ближними избытком чувств и мыслей ...
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Проще говоря, ты хочешь заняться, кроме службы, еще и литературой?
АЛЕКСАНДР. Да, дядя Петя, только сомневаюсь…
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Сомневаешься, что у тебя есть талант? Верно, без таланта ничего не заработаешь.
АЛЕКСАНДР. Вы и это меряете деньгами? Награда поэту - слава...
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Что ж хорошего, когда на тебя показывают пальцем, как на клоуна? Да и на что смотреть?
АЛЕКСАНДР. Поэт заклеймен особой печатью: в нем таится присутствие высшей силы...
ПЕТР ИВАНОВИЧ. А что, сделай я из нашей глины и на нашем оборудовании фарфор лучше лиможского, разве тут не было бы присутствия высшей силы?
АЛЕКСАНДР. Вы путаете искусство с ремеслом.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Нет, не путаю. Но творчество может быть и там, и там. Разве тебе об этом не рассказали твои профессора?

Александр достает из папки бумаги, протягивает Петру Ивановичу.

ПЕТР ИВАНОВИЧ. Это и есть стихи? Читает:
Кто отгадает, отчего
Проступит хладными слезами
Вдруг побледневшее чело...
Комментирует: Как же это так? Чело пОтом проступает, а не слезами…
И что тогда творится с нами?
Небес далеких тишина
В тот миг ужасна и страшна...
Комментирует: Ужасна и страшна - одно и то же.
Гляжу на небо: там луна...
Комментирует: Куда же без луны. А дальше будет мечта и дева?
Гляжу на небо: там луна
Безмолвно плавает, сияя,
И мнится, в ней погребена
От века тайна роковая.
Комментирует: Это лучше… А в целом – ни плохо, ни хорошо! Впрочем, другие начинали и хуже. Пиши, раз тянет – вдруг и проснется талант…
АЛЕКСАНДР. Вот еще перевод из Шиллера...
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Так ты знаешь языки? Давно бы сказал: язык кормит. Вот тебе адрес: в сельскохозяйственном отделе как раз не хватает переводчика с немецкого.
АЛЕКСАНДР. В сельскохозяйственном?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Я действую не совсем по правилам, давая тебе этот адрес, ты бы должен найти его сам…Но если можно помочь деловому знакомству, то, думаю, ничего плохого здесь нет.
АЛЕКСАНДР (грустно). Хорошо, раз вы советуете. Мне взять с собой мои сочинения?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Лучше подари их мне.
АЛЕКСАНДР. С радостью! Я вам сделаю оглавление в хронологическом порядке.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Нет, это лишнее. Василий! Возьми, нам нужна была бумага упаковать сервиз для Марьи Алексеевны.
Read more...Collapse )
Начало
Картина третья

Александр и Евсей дома. Евсей чистит туфли.

ЕВСЕЙ. Третий раз за день. Крема не напасешься. А дорогой он здесь, зараза.
АЛЕКСАНДР. Смысл стараться?
ЕВСЕЙ. По одежке встречают. Тем более, меня. Тебе повезло жить с будущим знаменитым модельером. Хочешь, и твои почищу?
АЛЕКСАНДР. Как-то это странно.
ЕВСЕЙ. Я люблю наводить блеск. А ты чаю сделай. Обмен услугами.
АЛЕКСАНДР. Я и так могу чаю сделать, без этого вот…
ЕВСЕЙ. Не ищи смыслы, где их нет. На работу устроился?
АЛЕКСАНДР. Нет. Зато к коучу записался.
ЕВСЕЙ. К кому-кому?
АЛЕКСАНДР. К консультанту по личным вопросам.
ЕВСЕЙ. К сексопатологу, что ли?
АЛЕКСАНДР. Думаешь, мне нужен сексопатолог?
ЕВСЕЙ. Откуда я знаю?
АЛЕКСАНДР. Нет, про секс мы с ним не говорили еще.
ЕВСЕЙ. Чем только люди не зарабатывают.
АЛЕКСАНДР. Он вообще-то крупный бизнесмен. А это почти хобби.
ЕВСЕЙ. Так он бесплатно с тобой нянчится?
АЛЕКСАНДР. Нет, бесплатно нельзя.
ЕВСЕЙ. Есть вещи, которых я никогда не пойму. Зачем платить деньги за общение? Может, и мне с тебя брать?
АЛЕКСАНДР. Ты этому не учился.
ЕВСЕЙ. И слава богу. Потом в простоте слова не скажешь.
АЛЕКСАНДР. Он как раз очень просто говорит.
ЕВСЕЙ. А ты уже запал, я вижу. Вот и где справедливость? Я месяц тебе понравиться стараюсь, а какой-то пузатый дядька - раз-два и в дамках.
АЛЕКСАНДР. Евсей, он не пузатый. А у меня нормальная сексуальная ориентация.
ЕВСЕЙ. Надо говорить – традиционная. Ладно, верю, ты запал, но не в том смысле.
АЛЕКСАНДР. А в каком, интересно?
ЕВСЕЙ. Не знаю, как объяснить. Я же этому не учился.

Картина четвертая

Через месяц. Александр входит к Петру Ивановичу. У него в руке планшет.

АЛЕКСАНДР. Петр Иванович, я решил, что пора рассказать о нашем с вами общении моей матушке. Она очень интересуется всем, что со мной происходит. Но боюсь ее напугать, ведь у нас дома о таких консультациях слыхом не слыхивали. Я принес вам письмо, хочу, чтобы вы оценили, как его может прочесть человек другого поколения.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Я, вообще-то, твоей мамы не знаю, так что могу только гадать, как и что она воспримет.
АЛЕКСАНДР. Все равно, я хочу, чтобы вы послушали.
ПЕТР ИВАНОВИЧ. Ну что ж, желание клиента закон. Читай.Read more...Collapse )
Текст далее, который будет публиковаться по кусочку каждый день, – моя последняя пьеса. Можно думать, что это пьеса о консультантах и клиентах, а можно – о трудоголиках вообще.
А более всего, пожалуй, пьеса продиктована желанием осовременить любимый мною с детства текст «Обыкновенной истории» Ивана Гончарова. И почему-то донести ее до публики мне хочется сильнее, чем многие мои прежние опусы. В конце концов, я видела его читку хорошими актерами, и происходящее на сцене понравилось не одной мне. Правда, больше, как и в нескольких прежних случаях, не деятелям театра, а «просто людям».
Эта пьеса вчерне написана год назад, в ходе белорусской версии «Драмофона». Тогда же она читалась со сцены Театра белорусской драматургии, читку режиссировал Виктор Красовский. По прямому совету Виктора в пьесе появилась линия влюбленных коуча и супервизора, за что Виктору большое спасибо. Участники и зрители читки сделали дельные замечания по поводу ненужных архаизмов, а также неясности линии младшего из героев, клиента, которую я за прошедший год, как могла, прояснила. Ну и от архаизмов избавлялась всеми силами.
Публикую текст здесь, потому что мне кажется, что по несколько страничек читать пьесу начать проще, чем весь текст сразу. И аудитории здесь и на литературных ресурсах отличаются, что меня тоже вдохновляет.


Марина Куновская
НЕВРОЗ ПЕРЕНОСА
Сценическая фантазия по мотивам «Обыкновенной истории» Ивана Гончарова.

Действующие лица

Петр Иванович, около 40 лет, бизнесмен и начинающий коуч.
Александр, около 20 лет, выпускник провинциального вуза, клиент Петра Ивановича.
Евсей, земляк и сверстник Александра, делит с ним квартиру.
Василий, около 30 лет, помощник Петра Ивановича.
Елизавета Александровна, женщина без возраста, коуч и супервизор Петра Ивановича.

Место действия - большой город, возможно, столичный, в постсоветском государстве во времена первоначального становления рынка.
Система координат, в которой разворачивается действие – то, что одни называют коучингом, другие – психологическим консультированием. Автор предпочитает первое из названий потому, что не хочет отсылок ни к какой конкретной психологической школе. А коучингом называют что угодно.
Надеюсь, что и обычные педагоги, тренеры и прочие наставники юношества тоже могут найти в этих диалогах что-то для себя близкое.


Картина первая
Кабинет Елизаветы Александровны. Петр уже на пороге, собирается уйти после консультации.

ЕЛИЗАВЕТА АЛЕКСАНДРОВНА. Петр, вот еще что. У меня есть для тебя дело. Не хочешь ли сам начать консультировать?
ПЕТР ИВАНОВИЧ. У меня, вроде, работы и так хватает.Read more...Collapse )

Кто не в курсе, я уже не первый год занимаюсь копирайтингом, накопила разнообразный опыт. И вот этот опыт пригодился минскому образовательному центру "Лидер". Я нынче время от времени пишу для них статьи (и без имени, и под своим прежним псевдонимом Елена Стаханич). А главное - буду преподавать под их крышей копирайтинг. Возможно, уже со следующего вторника, если в группу запишется еще два человека.

Если кому-то из минчан интересно, велкам. Если интересно, но свободных денег нет, можно ведь попробовать раскрутить на оплату обучения своего нанимателя :). Свой внутренний копирайтер, я считаю, нужен каждой фирме, у которой есть сайт. А у кого сейчас нет сайта?

Я сама, как и большинство преподавателей копирайтинга, именно копирайтингу не училась. Но у меня было пять,  нет, даже шесть лет журфака. Полезного не столько лекциями, сколько требованием каждый семестр предъявлять некоторое количество опубликованных текстов. Причем в разных жанрах.

А главное - был отдел учащейся молодежи в газете "Знамя юности", где Татьяна Михайловна Шарова и Наталья Олеговна Андреева очень внимательно читали наши школьные, а потом студенческие опусы, и не только редактировали, но и подробно объясняли, почему делают так, а не иначе. А еще школьниками мы ходили в клуб "Репортер", где наши творения обсуждали не только старшие товарищи, но и такие же школьники-читатели.

Вот аналога последнего сейчас почти нигде нет, для копирайтеров-фрилансеров и корпоративных контент-менеджеров так точно. Поэтому курсы и могут быть полезными, я считаю. Причем именно очные. Конечно, на хороших виртуальных программах обратную связь по текстам тоже дают, но только от преподавателя. А в аудитории будет целая группа.

Подробнее о программе курсов здесь:http://lider.by/kursy-kopirajtinga/kursy-kopirajtinga-v-minske.html

Приходите!

К кому пойти учиться?

Поддержка самообразования - выбор мастер-классов, курсов, преподавателей, консультатнтов, методик обучения

Syndicate

RSS Atom

Latest Month

March 2014
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner